[ b ] [ int ] [ sp ] [ jp ] [ d ] [ vg ] [ Feed ] [ Mod ]

/b/ - Лю/б/овь

Выход есть
Email
Subject
Comment
Verification
File
:
Embed
Password (For file deletion.)

File: 1563529103107.jpg (181.08 KB, 1200x1600, 190718uosbmqhpuosr.jpg)

 No.9004

Анон, какая тебя посещала самая ебанутая сексуальная фантазия?

 No.9005

Вообще мой фетиш спанкинг. Но это не считается чем-то ебанутым, даже среди нормисов.

 No.9008

File: 1563583680061.jpg (77.24 KB, 454x640, 1.jpg)

Пройти полный курс феминизации.

Девушка подсыпает мне гормонов в еду и кормит препаратами, потом как бы невзначай предлагает "примерить" её одежду, говоря, что мне так больше идёт, в итоге у меня отрастает грудь и ягодицы, она даёт мне своё нижнее бельё и говорит, что я могу пользоваться им, пока мы с ней не сходим в магазин и не подберём его отдельно для себя. И через годик я уже полностью миловидная женственная тяночка, мы лампово няшимся, я ношу её одежду, мы вместе смотрим аниме, обнимаемся под одеялком, ходим по магазинам, она расчёсывает мне волосы, гладит меня, говорит, что быть девушкой мне куда лучше, чем парнем.

 No.9010

File: 1563602617883.webm (504.69 KB, 450x360, 15132816944040.webm)


 No.9011

>>9010
В голос.

 No.9013

Представь, что ты заходишь в полный трамвай и намётанным глазом тотчас же выцепляешь из толпы очень стыдливую школьницу с большим клитором в брюках. Подбираешься к ней сзади, прижимаешь её к своей груди, кладёшь руку поперёк её туловища спереди, расстёгиваешь ширинку и ныряешь ей в трусики. Она краснеет и пытается убрать твою руку, но ты наклоняешься и шепчешь ей на ушко: "Стой смирно, или все увидят, что ты позволяешь мне себя щупать". Она загорается от стыда ещё ярче, сердечко начинает стучать быстрее, а ты тем временем нащупываешь её гомологичный орган и потихоньку его тискаешь; одновременно ты нащупываешь вену, отводящую кровь от половых органов, и нажимаешь на неё. Двухсантиметровая фасолина плавно наливается кровью и раздувается в твоих пальцах, сначала до обычного для этой девушки возбуждённого состояния, а потом и дальше, и вот ты уже катаешь в ладони упругую мясную палку. Когда трамвай подъезжает к станции, ты шепчешь школьнице: "Прости, няш", — и прежде, чем она успевает понять, что ты планируешь что-то нехорошее, вытаскиваешь клитор из трусов, просовываешь его наружу сквозь ширинку, застёгиваешь брюки на кнопку, чтобы она не смогла быстро заправить клитор обратно в трусики, и орёшь на весь вагон: "ААААА! ЧЛЕНОДЕВКА-ИЗВРАЩЕНЕЦ!" Все оборачиваются и видят её, готовую провалиться под землю от стыда, с двенадцатисантиметровым бордовым отростком наружу. Ты предупредительно встаёшь перед отпрянувшей толпой и категорично заявляешь: "Не бойтесь, товарищи, я сам сдам её куда следует". Берёшь девушку рукой за корень членика, охуевшая толпа расступается, и ты выводишь её из трамвая, остановившегося на станции.

Ты ведёшь её за клитор по людным улицам, она от вязкого, топкого стыда даже не закрывает лица — только послушно идёт за тобой. Люди смотрят на вас, видят, что именно ты держишь в руке, и от этого воля школьницы парализуется, сковывается всё сильнее и сильнее. Наконец ты заводишь её в переулок, прислоняешь к стене, снимаешь с неё штаны и трусы и ртом засасываешь этот милый тяночий хуйчишко целиком. Переполненная впечатлениями, она с первых же секунд улетает из действительности. Будь такое достоинство у другой тянки, она бы тоже долго не удержалась — в этой сплошной головке нервных окончаний вдвое больше, чем в головке твоего члена. Но эта девушка просто сверхотзывчива — ты посасываешь, мусолишь в слюне, забираешься языком под капюшончик и лижешь самые нежные, неогрубевшие участки, не забывая гладить рукой ножки внутри половых губ и сдавливать вену, чтобы этот женский член не сдувался, и она бьётся и сладострастно кричит в твоих руках, потому что сама с подростковых лет каждый день шликала и научила своё тело чувственности. Она потому и стала стыдливой, что рано поняла, насколько сильная в ней похоть, и ни дня не могла удержаться от того, чтобы извлечь из себя это животное удовольствие. И вот теперь она получила наказание за невоздержанность — до оргазма она в полной зависимости от тебя, от чужого, даже просто другого человека. Но ты не зверь, ты не любишь смотреть, как чужие потребности фрустрируются — ты ловишь стыдливых школьниц потому, что тебе нравится эстетика женского оргазма. В несколько сильных движений языком ты доводишь девочку до конца, и она всем рассудком уходит в небытие, оставляя здесь, на пыльной земле, только стонущее и содрогающееся тело, и ты с наслаждением смотришь на лишённую ума. Наконец она приходит в себя, смотрит на тебя мутными глазами. Ты приседаешь, чтобы приблизиться к ней, обнимаешь её и говоришь: "Как ты? Хочешь ещё? Только потом, а то перенапряжёшься. Звони", — суёшь ей в руку карточку с номером и удаляешься.

 No.9014

Представь, что ты наконец раздобыл себе тяночку. Сидите с ней на подоконнике в пятнадцатиэтажной точке, обнимаешь её, присасываешься к губам, водишь ладонями по спине, она, конечно, отвечает. Вскоре ты уже ебёшь её рука и гладишь ей ональные губы, и тут она шепчет тебе: "А грудь тебе не нравится?" Точно, сисечки! Ты пробираешься руками обратно под её рубашку, расстёгиваешь бюстгальтер, стягиваешь его чуть вниз, немного тискаешь, потом присасываешься… и засыпаешь прямо тут же, в парадной, в разгар ласк и с выправленным из штанов хуем. Просыпаешься один, без тяночки, на холодном подоконнике, хорошо хоть, что она заправила твой хуец в трусы. А потом на плановом медосмотре психолог тебе скажет, что ты аутопедофил из-за того, что мамка в младенчестве забывала тебя кормить, поэтому и успокаиваешься теперь от женской груди.

Представь, что ты один в раздевалке, и тут к тебе заходят одноклассницы, растягивают тебя на полу, снимают с тебя трусы и надевают на руки манжеты, а на ноги — весёленького цвета колготы. Когда они заканчивают тебя одевать, тебе удаётся вскочить на ноги, но тян в очках крутит ручку реостата, и ты падаешь на бок, непроизвольно поджав колени и локти. Колготы и манжеты изнутри нашпигованы электродами, которые и заставляют твои мышцы сжиматься так, что тебе не хватает сил их разжать. Пока ты бьёшься, пытаясь подняться на стопы или хотя бы на колени, тянки бегут звать других твоих одноклассниц, с тобой остаётся только очкастая. В момент, когда в дверях появляется толпа, она крутит другую ручку. Токи проникают в мышцы бёдер, и твои ножки раздвигаются, показывая всем обтянутый тугими колготами уже серьёзно набухший хуйчик. Пока толпа хихикает, ток добирается до мышцы, пережимающей вену, через которую кровь оттекает от члена, и ты чувствуешь, как он раздувается всё сильнее, твердеет и оттягивает колготы. Ток прижимает яички к телу, заставляет простату сочиться, под девичье улюлюканье на колготах проступает влажное пятно. Наконец девушка в очках начинает раскручивать реостат туда-сюда, и мышцы, сокращаясь, проталкивают семя сквозь хуец, заставляя тебя испытывать удовольствие. В нормальных условиях это прекратилось бы за несколько секунд, но токи вытягивают из тебя всё, что можно. Проходит минута, а тянка всё крутит ручку, твой скользкий член продолжает подавать команду на впрыск эндорфинов в кровь. Ты резко становишься настолько счастливым, что теряешь всякий интерес к миру и засыпаешь прямо на глазах у восторженной толпы, весь в слизи и поту, с яркими колготами на раздвинутых ногах.

Как же хочется тяночку-торговку-органами. Чтобы прийти к ней домой, посмотреть пару эпизодов аниме, поговорить о том о сём, поняшиться, а потом, лёжа у неё на коленях, ощутить платок на лице и в тот же миг сильное вдавливание головы в её колени. Сразу же непроизвольно вдохнуть паров резкопахнущей жидкости, почувствовать помутнение в глазах и шум в голове. Закрыть глаза и для того, чтобы не уснуть окончательно, представлять, что у тебя за прикрытыми веками есть ещё одна пара век, широко раскрытых, воображать, как ветер обдувает твои незащищённые роговицы и сушит слизистую. А когда она, удовлетворившись твоим сонным видом и спокойным дыханием, потянется к скальпелю, чтобы вырезать тебе почку, ты внезапно поднимешь веки, вскочишь и уебёшь ей по голове всей своей тяжёлой закоченелой рукой. Пока она будет в отключке, ты на ватных ногах пойдёшь на кухню, найдёшь в аптечке марганцовку, насыплешь её в ванну и наберёшь тёплой воды, а потом положишь туда тело тяночки и тщательно промоешь ей матку, чтобы от доказательств вашего контакта ничего не осталось. Оставив её в ванне, ты уйдёшь домой спать, а назавтра позвонишь ей и предложишь встретиться вновь. Она поделится с тобой своими криминальными связями, а впоследствии вы регулярно будете друг другу вахтёрами: станете колоть друг друга разными веществами и пытаться побороть их психоактивное действие. В конце концов вы вступите в партию и докажете всей России, что железная воля партийных нульчеров сильнее эфира, ТГК и МДМА.

Как же хочется щекастенькую няшенову. В назначенный день покрасить ей лицо в синий цвет, запустить стрим для бордзян, потискать за щёчки, покормить сырной коркой с рук. Расплавить сыр, обмакнуть в него хуец, подождать, пока застынет, и заставить шизуху сосать, не повреждая сырной плёнки. А потом, таки скормив ей этот импровизированный кондом, завалить на диван, вставить в анус гигантский шприц с каким-нибудь обратимым нейролептиком и приняться уестествлять её, грозясь протолкнуть шприц поглубже и ввести нейролептик в кишку, если она не будет проявлять должной страсти. А после бурной кульминации подползти к веб-камере и сказать зрителям: "Вот видите, я её вылечил, она теперь испытывает радость как все, а не через распавшееся мышление".

Ну-ну, не остывай, шизуха. Если ты хочешь быть бесстрастной, сейчас надавлю на шприц, хлорпротиксен всосётся в кишочки и пойдёт по венкам. Завтра будешь вообще ни о чём не беспокоиться, станет похуй аки Мишечму. Сдам твоё тело в аренду сосачерам с твоего же молчаливого согласия. Знаешь сосачеров? Они готовы хоть собаку натягивать, хоть куклу. К вечеру оклемаешься, увидишь эти сальные рожи, эти трясущиеся руки, эти нечищенные рты, и никуда от них не убежишь, потому что они тебя привяжут к горячей батарее. Весь похуизм проявишь, когда они будут всю ночь елозить внутри твоей сухой пизды десятисантиметровыми хуйками, грызть соски и тупо ржать, покрывая тебя потом и соплями. Работай, шизёнок, работай.

А в одну прекрасную субботу, когда щекуша распалится, можно и вправду подобрать какой-нибудь безвредный седативный препарат, который хорошо всасывается слизистой, и сдать тянку сосачерам. Воскресенье занято? Не беда! Можно в воскресную ночь взять её за руку, вывести из спальни в прихожую, из прихожей в подъезд, а из подъезда — на улицу, прямо так, не одеваясь. Одежду можно нести в руках, а можно оставить дома, если чувствуете силы скрыться в случае чего. Гулять по тихому кварталу, держась за руки, волноваться, прижимаясь друг к другу. Увидев вдали бессонного анончика или юную девушку, пойти незнакомцу навстречу и оцепить его с двух сторон. Завести ненавязчивый разговор, успокоить, плотно облепив его и не давая сделать ни шагу, прижаться, затискать, заласкать. Не против? Оперативно лишить его одеяния, не выпуская из объятий, погладить по щекам, по спинке, по груди, по половым признакам. Взять за окаменевший хуец и яйки или схватить за лобковую кость, просунув пальцы во взмокшую писечку, пока твой партнёр держит ладонь вашего попутчика в своей ладони, и повести его гулять, подставляя его обнажённое тело ночному ветру. Доведя его до спортивной площадки, повалить его на скамейку и начать ласкать в четыре руки, и когда он расслабится и отвлечётся, накинуть ему на лодыжки и запястья готовые петли и внезапно стянуть их, делая его абсолютно беспомощным. В рот кляп, связать руки и ноги вместе, подвесить его тело на турник в метре над землёй, наложить повязку на глаза, вставить беруши и уйти, оставив так. На час-другой. Вернувшись, снова обласкать все его чувствительные поверхности, а затем вернуть приятелю слух, зрение и речь и самозабвенно выебать его спереди и сзади. Не правда ли охуенно вогнать член в горячую, скользкую щель между задранных кверху и потому суженных в промежности мясистых бёдер, пока твоя шизуха стонет под языком владелицы этой щели или заставляет её принимать страпон глубоко в глотку? Или сделать то же самое с кунчиком: сначала отдать его хуец своей пассии, взамен предложив свой ему в ротик, а потом, поменявшись местами, массировать его второе сердце ритмичным давлением своего фаллоса, одновременно поднырнув рукой ему под живот и надрачивая ему медленно, чтобы он изнемогал от половинчатого удовольствия, или быстро, чтобы он не смог терпеть никакими силами и кончил в четверть минуты аки юнец. А когда пыл угаснет, отвязать вашего случайного партнёра и позвать его в гости, где за чаем с печеньками произойдёт самое главное: превращение случайных юноши или девушки в битарда-нульчера.

Эх, как же хочется няшу-пухляшу и группу аноньчиков, чтобы играть с ними в жирного админьчика и гирудиков. Чтобы уложить её, а самому совместно с анончиками присосаться к ней всюду. До синяков, с периодом в долю секунды втягивать и отпускать её губы, шею, грудь, живот и гениталии, чтобы она вскоре впала в экстаз, и после того не отпустить её, а всосаться ещё сильнее и чаще, чтобы она кончала, как заводная, и не могла успокоиться. А потом, когда она окончательно обессилеет, торжественно понести её обмякшую тушку на руках в KFC, чтобы там разбудить её и угостить курочкой.

Как же, наверное, здорово шликать няшочьку, наблюдая, как она на твоих глазах из человека превращается сначала в течную, а потом и в обычную кошечку, ластящуюся к тебе, трущуюся об удовлетворившую её руку и чуть ли не мурлычущую. Интересно, а в кого же тогда можно превратить настоящую кошку? Эх, как же хочется кошечку, чтобы покрасить её в мятный цвет, налепить ей на глаз чёрную повязку и оприходовать её. Раз, два, три, и кошечка уже не кошечка. А кто тогда? Загадка.

 No.9015

Однажды моя двоюродная сестра Маюмила Чернецкая (это та, которую я в семнадцатом году энцефалитными клещами травил) в очередной раз попала под действие жидо-москальской пропаганды и решила посетить русский Крым. В Севастополе ей, помимо всего прочего, провели экскурсию по морской ферме, где до сих пор выращивают водоросль с говорящим названием "бледная трепохета". Говорят, что москали добавляют её себе в консервы в качестве консерванта и с недавних пор пытаются навязать нам. В общем-то, штука, наверное, полезная для здоровья, и смотреть на её производство должно быть отрадно, но в конце экскурсии эту гадость разрешили ещё и продегустировать.

Итак, моя сестра, как человек в относительно здравом уме, берёт вилочку, цепляет на неё пару небольших побегов, кладёт их на кончик языка, часть аккуратно измельчает передними зубами и разжёванное катает между языком и нёбом, таким образом постепенно понимая, что есть это лучше не надо. Вдруг к соседнему столику подходит семья москалей, типичных таких: он шпана в абибасе, она бимбо-кукла, сын в пионерском галстучке. Напористо вынимают из ножен громадные столовые ложки, зачерпывают эту трепохету — и в рот, ещё и ещё, не успевая жевать. Видно, что им не очень нравится, но жрут всё равно. Только лишь прожевав, москалька стереотипным гламурным маасковким говором отзывается: "Ну, ммм, спицифиичны-й тааако-й вку-ус, аха". После этого случая жидомоскали надолго потеряли своё влияние на мою сестру.

Мы с сестрой почти что одногодки, но она не такая, как я. Я в жизни знаю меру, но в сфере духа у меня есть большие и светлые мечты. Она, напротив, постоянно и активно выступает то за тех, то за других: нужно лишь, чтобы был движняк. Когда Путин придумал очередное молодёжное движение для школьников, она записалась туда и стала ездить на Селигер. Когда казаки избили навальнят, она пошла в штаб Навального раздавать листовки. Теперь она нашла себе очень серьёзную идею-фикс, за которую её приспешники безуспешно борются уже две тысячи лет. Называется эта идея иудаизмом, так что моя сестрёнка теперь ходит в синагогу, отказывается помогать мамке в субботу и сосёт обрезанные поцы. Зато я теперь знаю, что варить ягнёнка в молоке его матери у жидов нельзя.

Однажды мы с ней сильно поссорились. Наша общая бабка зарезала свинью и прислала нам сала. Мы на радостях поехали в тайгу его жарить, развели костёр, а потом меня как-то сморило и я уснул. Проснулся от того, что она меня растормошила и сказала, что пора уже ехать домой, и тут я понял, что она сожрала всё сало, которое мы привезли. Когда я резко высказал ей своё недоумение, она скорчила гримасу и стала дразнить меня украинцем, на что я справедливо назвал её вероломной эгоистичной хипстершей. Она обиделась, и мы не разговаривали три года. Потом мы кое-как помирились, но чуть снова не рассорились, когда я сказал ей, что для неё, человека из дома Ковальчеков, иметь на пеке хоум-винду вместо ультимейт-винды заподло.

Как-то раз Маюмила сказала, что я извращенец, что я по млодости лет категорически отвергнул. Тогда она закрыла дверь в комнату и сказала: "Левксан, выйди, дай мне переодеться, я как раз собиралась". На что я ответил, что никуда она не собиралась и в её издевательские испытания я вписываться не намерен. Тогда она сняла кофту и сказала, что сейчас в самом деле оголится, на что я съязвил: "Давай догола, чтоб уж точно доказать, что я извращуга". В следующие полминуты она стянула футболку, джинсы и бюстгальтер, оставшись передо мной в одних трусах. Мы саркастически посмотрели друг другу в лицо, и я спросил: "Ну и кто из нас извращенец?". Она возмутилась, крикнула: "Ты, блядь!" и накинулась на меня с кулаками.

Как-то вечером Маюмила зависала в видеочате, лёжа на диванчике с лаптопом, а я в это время читал книгу. Как вы знаете, видеочаты населены наполовину мужиками-онанистами и наполовину более или менее нормальными людьми, и моя сестра, носительница патерналистской морали, обвязала себе лицо платком для защиты от первых и этим самым отпугивала последних. Онанистов она скипала с демонстративным отвращением, а с людьми пыталась заговорить фразами типа "Вы верите в Бога?", после чего они хохотали и скипали уже её саму. В один момент отвлёкшись от чтива, я заметил, что сестра притихла, не вопит и не задаёт глупых вопросов, а просто пялится в экран. Я пригляделся и увидел, что по ту сторону линии сидит показательно мускулистый парень (лица не видно) и фапает свой внушительных размеров хуец. Я про себя взлолировал от двуличия своей сеструхи, а потом стал за ней потихоньку наблюдать.

Маюмила, как и полагается современной рассеянской леди, не предпринимала активных действий, но довольно развалилась на диване так, что в кадре её было видно с головы до бёдер, и наблюдала за действом. Батареи грели хорошо, поэтому она была одета в маечку и шаровары, подпоясанные длинным шнуром. Шнур так и манил за него дёрнуть, и сестра достаточно сползла с дивана, чтобы шаровары слетели без сопротивления, обнажив беструсый лобок и прочее. Я тихо подошёл сбоку так, чтобы не попасть в камеру, и дёрнул что есть мочи. За узелок платка, который она повязала себе на рожу.

Слышали бы вы этот истеричный визг, братья. Она захлопнула ноутбук и закричала: "Какой-то хуй дрочил на моё лицо! На мой светлый лик! Почему ты не защищаешь честь своей сестры и наши родовые черты?" На что я спокойно ответил, что если бы на моё лицо кто-нибудь пошликал или пофапал, я был бы рад вместе с ним, так что защищать её или нашу семейку просто не от чего. Она заревела и убежала в соседнюю комнату рыдаючи, а я ещё долго сдерживал смех.

 No.9016

Прости, что опоздал. Был занят проведением эксперимента. Суть такова: берёшь испытуемого из исследуемой группы — студента первых двух курсов экономфака, фиксируешь его туловище, затем просишь его поработать кулачком — для удобства исследования. После, вне зависимости от того, удовлетворил он твоё желание ясно видеть вены или нет, берёшь шприц из ячейки номер шестнадцать, оттягиваешь поршень и громко заявляешь, что сейчас введёшь содержимое шприца в вену. Заранее удовлетворю твоё любопытство: игла не полая, внутри шприца находится пустота. Не обращая особого внимания на крики протеста, осторожно протыкаешь стенку сосуда, отпускаешь поршень, засекаешь время и наблюдаешь за тем, как субъект эксперимента испытывает эмболию от инъекции вакуума. Внушаемость часто работает против нас.

Но я всё равно недолюбливаю эти психологические трюки. Высшая нервная деятельность до сих пор является тёмным лесом для науки, поэтому настраивать интерфейс между ней и нами может быть очень сложно и чревато неожиданностями. Я старомоден и не надеюсь на психическую войну, нейроинтерфейсы, гипноз и НЛП: мне по душе собака Павлова, подвергнутая живосечению и дрессуре. Если бы эта неразумная скотина знала, с какой предопределённостью она выделяет слюну по сигналу, она бы несомненно восхитилась: какая могущественная сила отчуждает от меня мои родные слюнные железы! Нами, людьми, движет рассудок, он же подавляет переусложнённые инстинкты, поэтому нам сложно даже представить себе, какой Иуда сидит в наших головах, как он ждёт подходящего момента, чтобы продать нас за легкоузнаваемый рецепторами на конце рефлекторной дуги блеск тридцати серебренников. Радуйся, что я дарую тебе возможность познакомиться с ним.

Проходи. Присаживайся. Руки на подлокотники, ноги на подколенники, всё как всегда. Уже месяц я настраиваю подключение к одному из твоих инстинктов. Да, это опять интерфейсы и пока что никакой обратной разработки, так что полковнику это неинтересно и испытуемых он мне не выпишет. К счастью, мне досталась здоровая ассистентка: все рефлексы на месте, патологических нет, в младенчестве живо хватала сосок и шагала, зависнув над столом, да и зашоренностью ты не страдаешь — внутри инстинкта ни единого разрыва не случится. Внутрь я залезу позже, а пока я у входа, готовлюсь эмулировать естественный раздражитель.

Я вставляю в проигрыватель зип-дискету, надеваю на тебя наушники и нажимаю на кнопку со стрелкой. Твои барабанные перепонки однообразно колеблются в ритме проигрываемой музыки — три низкие ноты, закрученные в луп, похоже на дабстеп или хардбасс. В будущем я смогу подключаться к толпам пролетариев, дрыгающихся под Hardbass School, но сейчас у меня есть лишь ты одна. Итак, я начинаю SQL-инъекцию от физиологии.

Я подхожу к тебе сзади и обнимаю тебя. Кресло мне не мешает: оно специально скроено так, чтобы опорная поверхность спинки была как можно меньше по площади и составляла разве что удобную ложбинку для позвоночника. Я приближаюсь к твоей голове, зарываюсь носом в спутанные волосы. Чем они пахнут? Ничем. Тем не менее, оторваться очень сложно. Мой коллега, изучающий это явление, недавно хвастался, что у него в лаборатории умер от истощения юноша, которому не хватило силы воли выпутаться из неудержимо влекущих волос генномодифицированной тянки. К счастью, я отпускал и не такое, да и ты не специально заточенный клон, поэтому я сдвигаю твою причёску вбок и целую тебя в шею. Ты судорожно выгибаешься, чуть не ломая спинку кресла, твои щёки розовеют, дыхание учащается.

Цикл полового ответа человека не так уж прост в своей реализации: в нём четыре фазы, и все они различны по задействуемым эффекторам, а значит, и по субъективным ощущениям. Каким-то образом организм понимает, что в один момент от общего возбуждения нужно переходить к сладостному напряжению в гениталиях, а в другой момент — от напряжения к ритмичному сокращению, сопровождающемуся выбросом эндорфинов, дофамина и прочих крышесносных гормонов. Очевидно, где-то внутри нас зашиты системные часы, устройство которых нам ещё предстоит изучить. Но вот обратиться извне к этому инстинкту проще простого, вне зависимости от фазы ключ к разгону локомотива один и тот же: и теребишь ей клитор, и гладишь ональные губы. Вот инкапсуляция, достойная венца творения! Только благодаря ей я могу сформировать у тебя один условный рефлекс, а не четыре разных, одним битом из трёх нот провести тебя от начала до конца.

Но это всё потом. Сейчас я подаю сигнал непосредственно, так, как задумала Природа. За месяц я разметил твоё тело перманентным маркером и теперь без ошибки нащупываю эрогенные зоны. Разминаю, тормошу, глажу, присасываюсь аки гирудик. Когда я был подростком, я думал, что во время мастурбации я запыхаюсь из-за того, что делаю энергичные движения рукой. Ты сейчас не совершаешь заметных телодвижений, разве что выгибаешься и стонешь, когда тебе становится особенно приятно, и податливо подставляешь новые участки тела моим ласкам — и тем не менее ты вся раскраснелась, тебе тяжело дышать. Иногда очередной вдох кажется тебе настолько тяжким, что ты пропускаешь его, и твоё дыхание прерывается. Углекислота пощипывает стенки артерий, и твоё сердце наращивает обороты, поднимая давление и вынуждая кровь прилить к коже. Кожа разгорячается, становится эластичнее и чувствительней, мои руки вязнут в ней, заставляя тебя стонать громче и выдыхать. Соски набухают, превращаясь в два камушка, которые так приятно перекатывать между пальцами в щепоти. А когда ты наконец делаешь глубокий вдох, я перехожу ладонями с мягких грудей, или гладкого упругого живота, или пышных бёдер, или необъятной изогнутой спины — на область прямо под грудной клеткой. Мои пальцы давят на диафрагму, и ты чувствуешь, как на секунду твоё дыхание перехватывает, а в животе как будто образуется пустая полость, которая быстро заполняется чем-то тёплым.

И вот ты готова. Я в последний раз целую тебя в уста, а затем склоняюсь к твоей шее и прикладываюсь к ней губами. Левой рукой я придерживаю твою голову, а правой спускаюсь вниз, от рёбер к бёдрам, а уже по бёдрам скатываюсь к самому сокровенному, к самой удобной точке входа в функцию твоего плотского удовольствия, к тому, что поможет мне окончательно запрограммировать тебя. Я забираюсь глубоко в твои складочки, щупаю их и вход во влагалище. Ты истекаешь смазкой, кисть моей руки окунается в твоё водохранилище и после этого уже не может оставаться на месте: малейшее движение, и она ускользает куда-нибудь вглубь или вбок. Я выхожу из тебя, и мои пальцы утопают в складках. На самом деле это здорово, что ты немножко чабби: твоя писечка окружена многочисленными жировыми складками, которые сами цепляются за пальцы, как струны гитары. Я перебираю их, тормошу, и мои действия отдаются в ножках клитора, с которыми твои складки тесно связаны. Ты задыхаешься от возбуждения и нетерпения и начинаешь ёрзать тазом, пытаясь насадиться на мои пальцы. Ты безумно хочешь поскорее привить себе новый рефлекс, и я понимаю тебя. Я ненадолго отрываюсь от твоей шеи, чтобы прибавить громкость в наушниках, и тут же начинаю взбивать твои пухлые струны правой рукой. Я массирую твою писечку круговыми движениями, постепенно пробираясь сквозь жир вглубь, непосредственно к клитору и малым половым губам. Ты громко стонешь, почти что кричишь, но ты этого не слышишь — луп в наушниках заглушает для тебя твои собственные крики. Глаза закрылись сами собой, и теперь ты чувствуешь лишь всепоглощающее сладострастие, губы на шее, руку, берущую штурмом твою писечку, и три ноты, повторяющиеся после каждого круга шликающих тебя пальцев: ту, ду, ду, ту, ду, ду. Да, пальцы шликают не тебе, а именно тебя, ты — безвольная перчаточная кукла, повисшая на них и способная лишь задыхаться, скулить и не отпускать своего кукловода. Очень скоро моё личное присутствие будет тебе не нужно: луп, сигнал твоего нового условного рефлекса, будет задрачивать тебя не хуже моих чутких рук.

Я кружу в глубине твоих складочек несколько десятков раз, и ты оргазмируешь. Мои пальцы проваливаются глубоко внутрь, и я чувствую, как их сжимает как будто тисками и затягивает всё глубже, глубже. Даже если бы я захотел освободить свою правую руку, то не смог бы. Но у меня свободна левая, и я выставляю громкость проигрывателя на максимум, чтобы громкая прокрутка лупа стала накрепко ассоциироваться с сильнейшим оргазмом, накрывшим тебя сегодня. Не помня себя, не слыша себя, ты орёшь, бросаешь подлокотники и подколенники и переплетаешь мой корпус руками и ногами, смотришь на меня своими аквамариновыми глазами сквозь мглу в роговицах. Тебе понравилось? Ты благодарна? Или это просто ещё один инстинкт — схватить и не отпускать самца, пока он не изольётся тебе в нутро?

Отдыхай. Я отпускаю тебя пораньше, остаток дня весь твой. Но завтра приходи на испытание — буду к тебе подключаться только при помощи лупа. Если испытание увенчается успехом, доложу полковнику: скажу, что можно луп в популярные порнофильмы вставлять, а потом на митингах включать и вязать навальнят, пока они лежат на асфальте.

 No.9017

Представь, нульчер, что твою любимую сестрёнку однажды поймали в тёмном переулке и загипнотизировали таким образом. Со стороны теперь кажется, что ночью она спокойно спит, но на самом деле сразу после засыпания она оказывается во власти безжалостной щекотки. Она лежит, раскинувшись на кровати, мирно сопит, а в своём сознании, глубоко увязшем во сне, она в то же самое время хохочет, дрыгается, извивается, не может продохнуть от смеха. Ей очень больно, резь в мышцах заставляет её кричать, одновременно захлёбываясь в смехе, она хочет, чтобы эта пытка скорее закончилась, но семь часов сна растягиваются на долгие сутки. Проснувшись, она испытывает облегчение, но ненадолго: спустя пятнадцать минут её тело впадает в жар, всюду краснеет, подкожный слой искрится, его как будто бы обкалывает булавками изнутри. Соски встают, писечка свербит и увлажняется, но многократная мастурбация не спасает твою сестру от горячки.

В её голове проносятся картины из снов, она вспоминает, какая радость захватывала её, когда её щекотали, как ей было хорошо. Со временем она не захочет просыпаться утром, после звонка будильника станет зарываться в одеяло и пытаться заснуть, но участки разгорячённой кожи будут неприятно обжигаться друг об друга, сонная пустота в голове заменится навязчивой мыслью о пустоте в голове, а писечка так зачешется, что сестра тут же запустит туда руку и, утихомирив зуд, стыдливо начнёт утихомиривать подкравшуюся похоть, боясь, как бы ты не услышал хлюпающих звуков — совсем не до сна девчушке. Зато вечером желанная постель окутает её, и дневной жар превратится в уютное тепло, укрывающее от внешнего мира и усыпляющее. В полусне сестрёнка вспомнит, как плохо ей было под щекоткой, и захочет проснуться, но фигура злого прохожего, подловившего её тогда на улице, прижмёт её к себе, а пальцы начнут методично щёлкать у её ушей, заставляя её вздрагивать и терять силы. Медленно-медленно юная девушка проваливается в сон, увлекаемая наступлением на её волю так глубоко, что не только изнутри, но и снаружи разбудить её становится нельзя. Так что ты можешь прямо сейчас уестествить её, не боясь, что она проснётся. Но зачем насиловать? Скоро сестре станет настолько невмоготу днём, что она сама примется умолять тебя защекотать её.

Кто же и как загипнотизировал твою сестру? Дело было так. За полгода до сего твоя сеструня была испытуемой в эксперименте, описанном здесь: >>50484. К тому времени его поставили на поток, и сотни девушек каждодневно приходили в НИИ, чтобы быть пошликанными под хардбасс. Вот и твоей сестре привили рефлекс возбуждаться при звуках HBS — Наркотик кал. Всё бы ничего, но твоя сестра досадила одной своей однокласснице — та была из рода ракетчиков, а вы с сестрёнкой из рода программистов, так что она ненавидела её лютой ненавистью. Узнав о том, что сестра участвовала в исследовании, злыднетян выпытала у одного из лаборантов, какой именно трек включали сестре во время шлика, и начала готовить план нападения.

Однажды твоя сестра шла по тихой пролетарско-мигрантской улочке. На каждой скамейке сидели старые бабки, и каждый раз, проходя мимо очередной парадной, твоя любимица слышала в свой адрес старческий вопль: "Праштытутка! Одэнь паранджу, срамота!" Сестра старалась не обращать на них внимания и потому шла с гордо поднятой головой. Именно поэтому она не заметила, что с одной из скамеек вспорхнула стайка гопников, человек пятнадцать. Они незаметно преследовали её до безлюдного в тот день перекрёстка, а затем в две секунды настигли и окружили её. Твоя сестра не успела моргнуть глазом, как гопники уже водили вокруг неё два хоровода, неистово колбася под хардбасс, звучавший из портативного динамика. Несколько секунд она стояла в недоумении, но вскоре всё поняла. Паника охватила её, и она попыталась пробить строй шпаны, но после первых же попыток вырваться гопники сомкнули строй, как на пикче номер один, и заплясали казачка, пиная нашу героиню при любой попытке подойти к краям круга.

Твоя любимица тщетно искала брешь, а тем временем низ её живота уже охватили сладкие спазмы. В животе закружился листопад, в груди как будто что-то лопнуло, в глазах потемнело, и твоя сестра непроизвольно упала на колено. Затем привстала — и снова пала, согнувшись в животном удовольствии, охваченная крупной дрожью в ногах. Гопники завизжали от радости, видя, как интеллигентная девушка танцует под хардбасс, и в этот момент твоя сестра оправилась и перескочила через ряды классовых врагов. Она побежала куда глаза глядят, лишь бы не слышать этого бита, но колонка давала хороший звук, и убежать от него было не так-то легко. Из последних сил она забежала в подворотню, прислонилась к кирпичной стене, сунула руку в трусики и сжала своё жаждущее влагалище. Скуля, она не услышала, как с другой стороны проёма застучали шаги, но вскоре почувствовала руку на своём плече. Она испуганно вскинула голову и увидела сочную, вкусную зеленоглазую винишку!

Да, вот такую, как на пикче номер два, только с глубокими зелёными глазами-болотцами, в которых можно увязнуть. Она и была одноклассницей твоей сестры. Рванув ватное оцепеневшее туловище на себя, винишка приобняла его левой рукой, а правую запустила вниз, твоей сестрёнке под юбку. Сквозь пальцы твоей родной сестры она нащупала писечку, протиснула свои пальчики между пальцами заложницы похоти — таким образом скрестив их. Несколько круговых массирующих движений, и сеструня потеряла себя в оргазме. Она смотрела на винишку сквозь пелену глубокого оргастического транса, и винишка не преминула этим воспользоваться. Быстро вытащив правую руку, насильница нажала на кнопку, спрятанную в перчатке, и её каркас развернулся — теперь на каждом пальце винишки крутился и сверкал люминисцентными огоньками фиджет-спиннер. Левой рукой она подхватила слабеющую сестру под плечи и стала нежно её укачивать. Сестрёнка безвольно раскачивалась в пространстве, крутящиеся огни и топкие глаза, полуукрытые бликующими круглыми очками, плыли перед её глазами. Винишка прижала её обмякшее тело к себе, покачалась вместе с ней, взяла один темп дыхания, а затем взглянула в сонное лицо и заговорила. "Спи. Разрядка вымотала тебя, поэтому сейчас ты сладко уснёшь. Чем глубже ты погружаешься, тем тебе спокойнее, приятнее. Мои ласки позволили тебе войти в это блаженное состояние, и мои слова принесут тебе ещё больше радости. Ты хочешь к ним прислушиваться, твой разум жаждет их. Закрой глаза."

Огненные спиннеры, отражавшиеся в очках, потухли, скрывшись за отяжелевшими веками.

 No.9018

Не думай, шизик, что сможешь оплодотворить Рейму. Конечно, ты можешь на неё навалиться, но пока ты будешь это делать, она согнёт ноги в коленях и пружинящим движением оттолкнёт тебя. Ты встанешь на ноги, и она внезапно прыгнет тебе на спину с ногами. От неожиданности ты не удержишь равновесия и упадёшь на колени, а она тем временем положит подбородок тебе на макушку, подмышками обхватит плечи (их формы идеально совпадают), левой рукой прижмёт твои локти, чтобы ты не смог подняться, опираясь на руки. А пока ты будешь беспомощно сучить зафиксированными руками и свободными, но бесполезными ногами, она проникнет правой рукой в твои панцу, вытащит откуда твой похотливый хуйчик, сожмёт его в кулачке и задвигает им туда-сюда. Ты сразу забываешь о том, что должен напрячься и подняться с откормленным телом Рейму на спине — теперь ты беспокоишься лишь о том, как бы не растратить семя попусту. А главжрица тебя вовсю обрабатывает: прижимается к твоей спине грудью, трётся о твои ягодицы лобком и безжалостно, неумолимо молотит твой хуй. И вроде бы ты успешно сдерживаешься, но тут Рейму склоняется к твоему уху и шепчет: "Кончай, кончай, кончай…" Этот шепоток тебя добивает: твою промежность схватил такой спазм, что ты теперь не способен расслабить мышцы члена никаким усилием воли. Из последних сил ты пытаешься придавить таз к полу, чтобы её руке было некуда двигаться, но её щиколотки лежат на твоих бёдрах, а носками она упирается в пол; таким образом, её ступни являются распоркой между полом и твоим тазом, и в свободном пространстве между ними она своей рукой стимулирует твой хуец излиться на месте. И когда она обовьётся своей шейкой вокруг твоей шеи, покорно положив голову на твоё плечо, это произойдёт: твоё тело обмякает под полными силы мышцами жрицы, семя сладостно выталкивается мимо матки тохосамки. Хуец падает и сдувается в то время, как Рейму мнёт его, выгоняя из пещеристых тел кровь. Удостоверившись, что он не стоит и сегодня уже не встанет, Рейму оставляет тебя на полу храма Хакурей и идёт пить чай с дораяки. До завтра Генсокё в безопасности.

Представь, что ты лежишь, смотришь в потолок, и тут к тебе подползает Пачули. Ты стараешься не обращать на неё внимания, но она подбирается ближе, хватает тебя за бёдра и рывком садится тебе на ноги. Ты чувствуешь, как нижние конечности обтекает тяжёлая женская плоть, жир с её окороков, грудей, рук. Ты пытаешься скинуть её с себя и осознаёшь, что она, улёгшись у тебя на ногах и обхватив их своими ручками, фактически их парализовала. Ты не можешь оторвать её и не можешь встать на ноги. Она сделала твои неприспособленные к освобождению ножки совсем бесполезными, а тебя — уязвимым, из её цепких объятий нет выхода. Что делать пойманному тоходевушкой за ноги? Остаётся только гладить её по голове.

На всех тохопикчах с Юкари у неё на лице злорадство и ухмылка. Как будто её партнёры не хотят кончать, а она их насильно доводит. Представь, садишься ты работать или учиться, а Юкари из-под стола хватает тебя за хуй, зажимает своими ногами твои ноги, и пока ты пытаешься вырваться, она высасывает твою душу через хуец. И как-то удовлетворённому мозгу заниматься делом уже больше не хочется, а ей того и надо, злорадствует там себе под столом. А вы думаете, почему среди ёкаев так мало бизнесвуман? А это Юкари их каждый день ловит в лесу, забирается им рукой в панцу и шликает, пока ёкайка не забьётся и не закричит от блаженства. А там уже гормоны выплескиваются в кровь, и инициатива с компетентностью становятся ёкайкам безынтересны, потому что они и так счастливы. Так им и не получается запилить бизнес, ведь менеджмент и учёба для них — скука. И, конечно, Юкари за эти нападения платит правящая верхушка Генсокё.

Представь, что ты маленький мальчик и ничего не знаешь об оплодотворении тохосамок. Однажды во время прогулки по опушке леса ты забредаешь чуть глубже, привлечённый пением, и тут тебя подлавливают Мистия и Румия, берут под руки и уводят в чащу, забалтывая всякой чепухой и обещая тебе показать кое-что интересное. Дорога за вами скрывается в ночной тьме, так что найти путь обратно в деревню людей сам ты не сможешь. Наконец они приводят тебя к гнёздышку Мистии, вталкивают внутрь, где поджидавшая Сырно тотчас же замораживает тебе руки и ноги. Ты падаешь на спину, а девки в шесть рук раздевают тебя донага. Наконец Сырно берёт твой хуйчик в руку, стискивает его и говорит: сейчас буду фапать твой членик, он сначала надуется, а потом начнёт дёргаться, и тогда в нём разорвутся все мышцы и будет очень больно, и кровь польётся. Ты в ужасе пытаешься отстраниться, но конечности по бёдра и плечи свело холодной судорогой, а Сырно тебя уже дрочит. Вскоре ты понимаешь, что твой краник действительно раздувается прямо у Сырно в кулаке. Руки и ноги не отпускает, так что Румии и Мистии легко удаётся придавить тебя к полу руками. Они гладят твою детскую грудь, шею, запускают пальцы в волосы, треплют щёки. А в паху тем временем разливается какая-то почти физическая тяжесть, приятная-приятная, но ты не отдаёшься — мышцы ведь разорвутся. Ты понимаешь, что ощущение становится слабее, если расслабить мышцы члена, и пытаешься не напрягаться, но вскоре руки Сырно всё-таки заставляют твой хуец сжаться так, что ты не можешь его разжать. Ты готовишься к боли, как вдруг орган начинает неконтролируемо сокращаться, принося тебе физически ощутимое сладострастие. От страха, навеянного словами Сырно, ты сильно напрягся, и теперь яркий оргазм накрывает тебя с головой. А Сырно всё ездит ручкой по твоему стволику, и ты не можешь перестать кончать — у мальчиков до полового созревания и первой эякуляции оргазмы бесконечные, можно загнать организм хоть до смерти. Сырно, конечно, так делать не будет, она просто заставит твой мозг впрыснуть тебе в кровь побольше эндорфинов, чтобы ты уснул у Мистии и Румии на руках и проснулся на опушке леса, куда ёкаи тебя вынесут.

Оплодотворить, оплодотворить… А что вы будете делать, если Сырно обнимет сзади, прижмётся к спине, проскользнёт рукой промеж бёдер, крепко зажмёт хуйчик в кулачок и начнёт его няшить туда-сюда? Если ничего не предпринять, будет пустая трата семени. Перестать она не перестанет, потому что она Сырно, ей кто-то вбил в голову, что надо вот так, и иначе она делать не будет. Разжать ей руку или выскользнуть не выйдет, хуец сидит в кулаке очень плотно, и обездвижить тоже не получается — как ни ограничивай фрикции, всё равно у неё останется пространство теребить и тискать. И вот сидишь так, думаешь, что делать, а хуец не думает, ему уютно, ему кажется, что сейчас он будет оплодотворять, и сладкие позывы накатывают один за другим. Да она же сзади, и она прилипла к спине. Больно стукнуть её по голове не хватит сил, рука вообще очень тяжело дотягивается назад. И нашликать её тоже нельзя, потому что она так прижалась пахом, что её писечку не пощупаешь, она надёжно закрыта для несанкционированного доступа. А ты только открылся, и Сырно уже к тебе приконнектилась и интенсивно тебя ддосит своей ручонкой. Запросы, которые она отправляет, не имеют ничего общего с настоящим оплодотворением, но очень скоро они выведут твой хуец из строя как минимум на пару часов. А когда ты наконец брызнешь ей в ладошку, Сырно склонится к твоему уху и прошепчет: "Лол, тоже мне оплодотворитель, не может даже до писечки добраться! Стыдненько, да?"

 No.9019

Кто стучится в дверь ко мне? Да это же Сырно! С порога она прыгает тебе на шею, валит на пол и засасывает. Вы, как обычно, тесно обнимаетесь, целуетесь, и ничто не предвещает беды. В пылу страсти вы не замечаете, как ковёр под вами охватывает вас, и вскоре понимаете, что вас крепко закатало и прижало друг к другу. Пока вы думаете, что происходит, ковёр сгибает ваши тела так, чтобы они соприкасались в промежностях. Успевший затвердеть хуец выпрыгивает из штанов свободного покроя, а ковру только этого и надо — ты понимаешь, что ковёр сжимается в области твоего таза, и чувствуешь прикосновение хуйца к мокрым внутренним поверхностям бёдер Сырны. Сырно в смятении: сегодня она прибежала к тебе без трусов, чтобы успокоить свербящую в день овуляции писечку, но она планировала только поласкаться, а тут она вдруг полным ходом идёт к дефлорации! Попытки сдвинуться ни к чему не приводят. Через несколько секунд ты чувствуешь, что ты по головку провалился в горячее и скользкое, а потом фаллос упирается в преграду, натягивает её — и разрывает, заставляя Сырну скорчиться и застонать от боли.

Сырно впадает в панику. Такая нежданная потеря девственности шокировала её, и теперь она судорожно и безуспешно пытается соскочить с твоего хуйца. Свободы движения у неё мало, но даже слабые трепыхания отзываются у тебя в паху, и ты понимаешь, что теоретически можешь ещё и оплодотворить её ненароком. И тотчас же ковёр ослабляет хватку. Сырно стремится слезть с тебя, отталкиваясь руками и ногами, насколько это возможно в ковровом заточении, она постепенно соскальзывает со стержня. И когда она почти свободна, ковёр снова сжимается, и Сырно опять оказывается надета на хуй во всю длину. Она в иррациональном ужасе орёт и пытается оттолкнуть тебя, а ты уже с абсолютно оправданным страхом чувствуешь, как в промежности от её потуг накапливается приятная тяжесть. Так можно и в самом деле кончить внутрь неё. Ты пытаешься успокоить её, призываешь не дрыгаться, а крепко прижаться к тебе, чтобы минимизировать трение гениталиями, но она бака, она ничего не слышит, и каждый раз, когда ковёр ослабляет хватку, она ненарочно делает фрикцию, медленно, но верно подводя тебя к разрядке.

Наконец она становится спокойнее и внимает твоим инструкциям. Ты расслабляешься, думаешь, что всё позади, что сейчас без стимуляции ты остынешь и ничего плохого не случится. Она неподвижно прижимается к тебе, и ты понимаешь, что всё пропало: по члену катятся волны, под ударами которых ты разрядишься в Сырно очень и очень скоро. Своим бездумным сопротивлением Сырно разбудила своё звериное влагалище, и теперь, почуяв твоё семя на подходе, оно выдоит его из тебя, как бы ты ни хотел его удержать. Вы просто наслаждались жизнью, утоляли глупый половой голод, планировали будущее без лишних затрат и уж тем более без ранних детей, ласкали и даже любили друг друга, но мышечный мешок, подчиняющийся животному инстинкту и ритмично сжимающий твой хуец, значит для твоего тела больше, чем все эти цивилизованные доводы и разумные стремления. Плотно втиснутые друг в друга злым ковром, вы слышите, как ваши сердца бьются в унисон, и синхронно с ними Сырнино влагалище массирует твой пульсирующий член. Ощущая, как первая капля спермы просачивается в мочеиспускательный канал, ты пытаешься расслабить мышцы, чтобы удовольствие было не таким интенсивным, чтобы не дать ни одной капле попасть Сырне в матку, но вход в канал сочится новыми каплями, они стекают всё ближе к выходу и быстро добираются до того бугорка глубоко внутри, от протекания спермы через который и случается оргазм. Ухнув где-то в области простаты, импульс ударяет в хуец, и ты начинаешь сладко и обильно спускать семя в жадную матку. От нахлынувшего наслаждения ты прикрываешь глаза и сквозь пелену видишь такие же заволоченные глаза Сырны, красное лицо с безучастным выражением, и тебе ясно, что в этом теле воля осталась только во влагалище, сейчас усердно проталкивающем вытянутую жидкость сквозь себя, чтобы гарантировать оплодотворение.

Ну, вот и всё. Ковёр вас не выпускает, чтобы вы не применили экстренную контрацепцию, так что вам остаётся только лежать друг на друге и делиться впечатлениями. Впрочем, надолго вас не хватает — ты с пустыми баками, Сырно осеменена, что ещё животному, размножающемуся половым путём, нужно в этой жизни? Вскоре ваши мысли занимают два слова: хочу спатки. Вам очень спокойно и комфортно, несмотря на то, что вас зажал живой ковёр и что вы все в липких соках. Когда вы крепко и надолго засыпаете, ковёр разворачивается, и вы падаете друг к другу в беспробудные, счастливые и нежные объятия.

 No.9020

Представь тебе такую видеоигру (или даже реальный спорт с некоторыми оговорками насчёт физики).

Есть стенд, похожий на скалолазный (последний - пластиковая стенка, по которой можно карабкаться, хватаясь руками и ногами за зацепы). А суть в следующем: все зацепы сделаны в форме хуёв. Сотни, тысячи разноцветных членов из пластмассы. А ты играешь за спортсменку-тян, задача которой - проходить скалолазные трассы, цепляясь за зацепы пиздой. Захотела сделать переход к соседнему хую - наклонила руки, ноги, голову, раскрутилась в сторону перевеса, центробежной силой снялась с зацепа, полетела в определённую сторону и села на другой зацеп. Главное - правильно рассчитать направление грядущего полёта, чтобы сесть точно на хуй, и не раскрутиться слишком сильно - разорвёт на куски.

Хуи-зацепы - разной длины и толщины, поставлены под разными углами к стенке (сама стенка тоже может идти под углом). Они могут периодично уходить в стенку и выходить из неё. Они могут двигаться, вращаться, раздуваться и сжиматься, в том числе и внутри главной героини.
Безусловно, наша спортсменка не сможет не возбудиться физически от постоянных скачек на зацепах. С одной стороны, железы девушки начнут выделять смазку, что увеличит скорость раскрутки и даст возможность без вреда насаживаться на более толстые хуи (и сниматься с них). Но будь осторожнее, ведь есть и другая сторона. Сильное возбуждение ухудшает управляемость и точность движений, а оргазмирующая спортсменка и вовсе может перестать воспринимать команды с клавиатуры и обмякнуть прямо на зацепе или при вылете с него. Здесь наиболее уместны зацепы-вибраторы, а также шершавые и гладкие зацепы.

Честно говоря, не представляю себе, насколько сложным должно получиться управление. Но наиболее интересно должно получиться, если портировать игру на иксбокс и пригнать к ней специальные контроллеры. Реальная девушка захотела сыграть, достала приставку, сняла с себя одежду, привязала руки и ноги к специальным резинкам и зависла на них в воздухе перед телевизором. Игра начинается, и вот резинки тянут нашу геймершу на интерактивный "зацеп", входящий в состав контроллера наряду с резинками. И наша героиня раскручивается и летает между хуями уже не только на экране, но и перед ним. Реальный фаллоимитатор раздувается, уменьшается, скрывается, появляется, делает вид, что едет куда-то в сторону, вращается по и против часовой стрелки, становится под углом, вибрирует и выдвигает шишечки вместе с его виртуальным собратом, к которому подлетает компьютерное воплощение любительницы поиграть с физическим удовольствием.

И, конечно же, геймерша тоже истекает соком и иногда изо всех сил пытается оттянуть разрядку, но один неверный перелёт, одна проминка, задержка на зацепе-вибраторе - и "спортсменка" бьётся в экстазе, в то время как резинки тянут её вниз, передавая падение спортсменки по ту сторону экрана. И после победы, давшейся ценой десятка оргазмов и последовавших за ними проигрышей, девушка с красным лицом и усталой, но довольной физиономией смотрит на экране - что бы вы думали? Правильно - фотографии, сделанные консолью по ходу игры.

Точно же! Можно сделать турниры: кто лучше сделает тот или иной трюк вокруг сложного хуя. Мёртвые петли, бочки, прочие выверты - всё снимается, а затем выкладывается в интернет, причём можно поделиться не только игровым процессом, но и тем, что происходит за экраном и снимается встроенной в контроллер камерой. Представь, слева виртуальная спортсменка кувыркается, а справа реальная девка с растрёпанными волосами и голой, ручьём текущей писечкой. Смотришь на высший пилотаж в игровом отображении, замечаешь, что моделька как-то нехарактерно зависла на зацепе, смотришь направо - точно, это геймерша случайно надрочилась до оргазма и кое-как держится на чуть загнутом вверх зацепе, пытаясь не соскользнуть. Соки брызжут, лицо искривлено, сама она всем телом извивается на стержне, пытается не сползти, сдержать свои порывы, прекратить излишние движения, но сладостные спазмы всё ещё накатывают, и она бьётся, как птица в руках птицелова. Наконец она пересиливает себя, успокаивается и завершает сложную трассу блестящим трюком. "Моя любимая киберспортсменка," - думаешь ты, в очередной раз пачкая себе пальцы.

 No.9032

>>9004
Выебать тян как то хотелось.

 No.9036

>>9032
А куна не хотелось выебать?

 No.9037

File: 1563644894842.jpg (18.45 KB, 206x244, images.jpg)

>>9036
>А куна не хотелось выебать?

 No.9038

пошел нахрюк оскотинившегося пидорахи((

 No.9040

>>9038
Нужно заманить пидораху в крымотред на новости про хохлов.

 No.9184

Не долго думая, я отправился в кино. Показывали какую-то очередную хрень, но делать было нечего, тем более всегда можно совместить приятное с очень приятным. В кассу стояло немного народу, что было понятно в связи с репертуаром. Весело щебетали какие-то девчонки, которые видимо долго не виделись. Я встал в очередь за ними. Одна из подружек неожиданно уронила свой кошелек на пол, я невольно посмотрел на нее. Она, нагнулась за ним, и ее аппетитные формы пытались порвать ее свитер. Что это была за свитер. СВИТЕР. Именно так с большой буквы нужно было именовать это чудо! Представьте себе, длинный ворот, белый, неимоверно пушистый свитер из ангоры. Впоследствии, я узнал состав более подробно после более близкого знакомства, нет не с хозяйкой, а именно со свитером. Итак, свободных мест было полно, я, еще смутно осознавая цель, взял билет на место позади подружек. слоняясь по залу в ожидании сеанса, я не выпускал из виду эту шлюшку.
Я, возможно, ошибаюсь, но как еще можно было ее назвать? Посудите сами, с грудью 5-6 размера, надевать такой свитер, да чтоб еще и обтягивал! Смотрится конечно очень соблазнительно, поэтому, собственно, я и нарек ее шлюшкой! Время сеанса наступило. Народ медленно стал вползать в зал. Там было довольно душно, что после промозглой московской погоды привело к тому, что многие начали немного раздеваться, оставаясь, кто в рубашках, кто в легких футболках. Я сидел позади моих подружек, мне был хорошо виден ворот того самого свитера, так близко, прям как монитор перед вами. Свет еще не погас, я старался запомнить свитер, чтоб потом в своих эротических фантазиях его повспоминать. Толстая вязка, длинный ворс, фирмы, кажется, banana republic. Свет начал медленно гаснуть, прошло минут пять и, вот оно счастье! , моя шлюшка начала снимать свой свитер. Было занятно на этот смотреть в темноте зала.
Сначала она сняла рукава, а уже затем начала стягивать его через голову. В этот момент я разглядел искорки статического напряжения. Я задрожал от того, куда она его положила в следующий момент - на спинку соседнего кресла, слева от меня. Рукава свитерка свесились буквально в 30 см. о т меня. На этом кино для меня закончилось. Посмотрев налево и направо, я убедился, что в ряду больше никого не было. Протянув руку, я коснулся этого чуда. Это было настоящее произведение трикотажного искусства. Мой член тут же отреагировал, я почувствовал напряжение. Девицы негромко болтали, и не обращали внимание на творящееся сзади. Немного осмелев, я перебрался на кресло слева от себя, чтоб быть еще ближе к пушистому свитеру. Я наклонился к нему, провел рукавом по щеке, ммммм, то что надо! Рукав свитера был настолько пушистым снаружи и изнутри, что образовывал туннель, состоящий из нежной ангорки.
Я решил рискнуть. Расстегнув пуговицы на брюках, я достал свой напряженный член. Немного поводив им по рукаву, я засунул его прямо внутрь рукава. Да, это было классное ощущение. Ворсинки обхватили мой член, он оказался в плену ангорки. Я, кажется, исчез, все мои ощущения были в члене, который был погружен в пучину мягкого свитера из ангорки. Я водил рукой вверх, вниз. Дл я меня перестало существовать время, пространство. Напряжение нарастало, в какой-то момент я захотел остановиться, все-таки это было нехорошо, мастурбировать рукавом чужого свитера, но задвинув на совесть, я продолжал это делать. Взрыв! Да, это было похоже на взрыв, выпустив струю спермы внутрь рукава, я чуть не закричал, столь были сильны ощущения! Поплотнее обхватив свой член рукавом, я как бы сдаивал последние капли своей спермы в рукав. В изнеможении я откинулся на спинку кресла, член, медленно подрагивая и уменьшаясь, оставался внутри.
Минут через пять, еще раз вытерев свой член рукавом, я очень захотел покурить. Да, прям как многие мужчины после секса, я захотел курить. Заправив член обратно в брюки, я встал и вышел из зала на улицу. Такое впечатление, что все смотрели только на меня. Хорошо хоть не показывали пальцем, мол, вот он только что оттрахал рукав ангорского свитера. Как нехорошо! Знали бы вы как это классно спустить внутрь мохерового или ангорского свитера! Я был перед дилеммой вернуться в зал или отправиться домой? Блин, очень хотелось увидеть лицо той шлюшки, когда она будет надевать обратно свой свитер, рукав которого я так хорошо недавно отымел, оплодотворил, так-скать, своей спермой. Постояв некоторое время, меня опять потянуло в зал. Фильм был где-то в середине. Когда, я подошел к своему месту, я чуть было не упал. В проходе около моего кресла, лежал тот свитер, с которым мы недавно довольно близко познакомились.
Видимо из-за слишком моих активных движений, он просто сполз и упал, а шлюшка-хозяйка не заметила. Я поднял это чудо с пола, этакое пуховое облако. Вешать обратно на спинку было опасно, хозяйка могла заметить, поэтому я, запихнув его под куртку, вышел из зала. По пути оказался туалет, выбрав свободную кабинку, я уселся и вытащил свитер на свет. Он оказался еще шикарней и мягче чем мне показалось раньше. Тем более, сейчас он оказался весь в моей власти, а не только рукав, пропитанный спермой. Она еще и не думала подсыхать, что добавляло некоторую пикантность моменту. Да, свитер оказался 100 % angora от BANANA REPUBLIC. Он источал аромат духов и женского тела, с небольшими нотками свежеслитой спермы. В общем это был запах секса! Никто и ничто мне не могло помешать насладиться пушистым свитером еще, на этот раз не ограничиваться только рукавом. В моем распоряжении был весь этот белый пушистый ангорский свитер.
Я скрутил его валиком, оставив небольшое пространство внутри. Представьте, белое пушистое чудо, такое мягкое и волнующее. Я вставил свой член внутрь и размашисто стал сношать, как же еще можно это назвать, трахать, иметь этот свитер. Мне было не нужно останавливаться, от кого-то прятаться… После всего этого я должен на нем жениться) ) ) Свитер лежал у меня на коленях, в центре была разлита небольшая лужица моей спермы. Что только не пришлось ему сегодня вытерпеть, и рукав весь пропитан спермой, да и под конец вообще полностью обспускали, прям как беспородный моток шерсти! Вытерев насухо своего бойца воротом этого многострадального сегодня свитера, я свернул его так чтобы сперма оказалась внутри и запихнул его подмышку. Дома его ждали еще много таких же свитерков и джемперов.

 No.9291

а может лучше бамп?



[Return][Go to top] [Catalog] [Post a Reply]
Delete Post [ ]
[ b ] [ int ] [ sp ] [ jp ] [ d ] [ vg ] [ Feed ] [ Mod ]